т.+7 (495) 968-7505 т.+7 (903) 968-7505
На главную
english version
Координаты питомника кане корсо
Карта сайта
Добавить в избранное
Повторить заставку
Заявка на щенка кане корсо
новостифотогалереяо питомникесобакищенки на продажуресурсыотзывырезультаты выставок

 

Серьёзная игра

Города бывают разные. Большие и маленькие, столичные и провинциальные. А бывают такие, где полноправные хозяева и жители – собаки. В просторных вольерах городка-питомника кинологического центра Сибирского УВДТ живут четвероногие «специалисты» по розыскной работе, взрывчатке, оружию и наркотикам. Каждый день они проверяют вокзалы, камеры хранения, железнодорожные пути и досматривают вагоны. А вечером уставшие, но довольные возвращаются. В просторных вольерах и будках питомника – идеальная чистота. Их хозяева встречают нас заливистым лаем. Но в нём таится вовсе не угроза, а скорее, желание отличиться и привлечь к себе внимание самого главного – начальника центра Владимира Островеня. Наша экскурсия по питомнику начинается со столовой. Только что закончился ужин, и на кухне царит безупречный порядок – сверкающие котлы и такие же блестящие стройные ряды мисок. – Для каждого – свои. Одна для корма, другая для воды, – поясняет Владимир. Все питомцы кинологического центра стоят на денежном довольствии – 70 руб. в сутки. Питательный рацион четвероногих специалистов – сухой корм. 300 граммов на завтрак и столько же на ужин. – А сладкое полагается? – Это уже каждый кинолог решает сам, – говорит Владимир. – И вовсе не сладкое. Одни любят сыр, другие – печенье, а кто-то не откажется и от копчёной колбаски. Но вообще в качестве награды дополнительная порция ласки ценится гораздо больше. Питомник при Сибирском УВДТ создали в 1992 году. Тогда в штате было всего пять сотрудников и три питомца. В 1994 году питомник реконструировали, построили новые вольеры, полосу препятствий. Сейчас здесь работают 35 специалистов и 44 собаки. – Самая способная и любимая порода у кинологов – немецкие овчарки, – говорит Владимир Островень. – Но есть в центре и аристократические породы – лабрадоры и доберман. У каждой собаки свой напарник-хозяин, который обучает пса служебной премудрости. И даже злобу в собачьих характерах день за днём вырабатывают люди, которые души не чают в своих питомцах. Для этого им необходимо переодеться в ватный костюм или надеть специальный рукав из очень плотной кожи. Как только увидят собаки фигуранта в таком обличье – тут же рвутся в бой. Вот и наш новый знакомый – немецкая овчарка Рамзес, милое существо, спокойно стоявшее рядом с нами и внимательно вслушивающееся в беседу, как только увидел «преступника» – моментально превратился в бойца. – Роль фигуранта – не из лёгких, – говорит Островень. – Эти толстые костюмы не очень-то спасают от мёртвой хватки. Кинологи постоянно в синяках. Кстати, несмотря на то, что кинологическая наука больше подходит для мужчин, в службе работает и много женщин. Среди них – Мария Фефелова. Во время экскурсии Мария как раз тренировала свою подопечную – полуторагодовалую овчарку Маню на полосе препятствий. По всему видно, для животного занятия – удовольствие. Гибкая, поджарая овчарка, грациозно перемахивает через барьер, непринуждённо пробегает по переходной лестнице. Затем по команде инструктора ловко запрыгивает на специальный постамент и принимается позировать перед объективом фотоаппарата. – Маня ещё молодой сотрудник, только учится, – говорит кинолог. – Но уже работает по поиску наркотиков. И есть результаты. – А правда, что... – начала я, глядя на Маню. Но закончить фразу не успела. – Нет, – опережает Островень. – Мы не делаем собак наркозависимыми. Тренировка построена на игре. Основной предмет – закладка, трубка с небольшими отверстиями, внутри которой находится тряпочка, пропитанная запахом какого-либо наркотика. Для служебной собаки закладка – любимая, желанная и не всегда доступная игрушка. Когда среди вороха посторонних вещей пёс чует наркотик – на самом деле, он ищет любимую игрушку. Обычно учёба занимает два года. Сначала собаку, пока она ещё шестимесячный щенок, приучают к элементарным вещам – ошейнику, поводку, уличному шуму и даже городскому транспорту. Потом задания усложняют: кинологи переходят к курсу общего послушания – обучают командам «Ко мне!», «Сидеть!», «Лежать!». А после года начинается спецподготовка – распознавание наркотиков, оружия и взрывчатки. А это целая наука, овладеть которой способны далеко не все. – Каждая собака, перед тем как поступить на службу, проходит тестирование, – говорит Владимир Островень, – Учитываются рабочие качества, родословная, внешние данные, состояние здоровья. Бывает, что и отсеиваем. А ещё собаки, как и люди, делятся на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Последние в служебном собаководстве вообще не используются за непредсказуемый нрав. Флегматика постоянно надо уговаривать. Холерики слишком импульсивные, их приходится часто одёргивать. А вот сангвиник – это самый подходящий тип. Такому не страшно и поиск взрывчатки доверить. – Вот сейчас как раз наш кинолог Александр Шарипов со своим питомцем Рамзесом тренируются на поиск взрывчатого вещества, – обращает моё внимание Владимир Островень. На площадке, перед вольерами – автомобиль одного из сотрудников центра. Кинолог Александр Шарипов прячет под бампером специальную бутылочку с запахом тротила. Пятилетний Рамзес осторожно обнюхивает автомобиль. Учуяв взрывчатку, ложится и замирает, словно каменный, лишь носом обозначая искомый предмет. – Унюхав тротил, не стоит рыть землю и лаять – тут радость от находки противопоказана, – говорит Владимир Островень. – От собаки добиваются лишь одного: почуяла взрывчатку – молча села рядом и с места не двинься! Чтобы, не дай Бог, носом не дёрнула, взрывчатку не задела. Ошибиться ей нельзя. От этой ошибки зависит человеческая жизнь. Александр треплет Рамзеса по загривку. – Молодчина, отлично поработал, – говорит он и кидает другу мячик. – Может, лучше колбаски? – спрашиваю я. – Что вы, это же любимая игрушка, – улыбается Александр. Для Рамзеса тренировка – семечки. Он уже опытный розыскник взрывчатки и оружия. – Недавно проводили осмотр вокзала, – говорит Владимир Островень. – Возле одного из ящичков в камере хранения Рамзес сел. Вызвали специалистов, вскрыли ячейку – там оказалось спортивное снаряжение биатлониста – винтовка и патроны. Но бывают не только мирные находки. За минувший год четвероногие сотрудники кинологического центра обнаружили около трёх килограммов взрывчатки, 87 боеприпасов, почти 29 кг наркотиков. Работать питомцы центра любят. Для них самое страшное наказание – целый день просидеть в вольере. Их выносливости кинологи только удивляются. Однако, как и у людей, у них тоже наступает пенсионный возраст. Работают служебные собаки 10 лет. В пересчёте на человеческий возраст – год за семь – где-то в районе 70 лет уходят на заслуженный отдых. Как правило, кинологи настолько привыкают к своим питомцам, что не расстаются с ними и после того, как рабочий век собак закончен. Любимцы коротают пенсионные вечера в их квартирах. Говорят, такая традиция – забирать служебных собак – пошла ещё со времен кинофильма «Ко мне, Мухтар!». Это хорошая традиция – не бросать друзей.


Rambler's Top100